Поиск
  • Команда ITCP

Юридические аспекты организации IT-стартапов - рекомендации эксперта



Жажда новых интересных тем привела нас к Антону Зинчуку – ассоциированному партнеру юридической фирмы ILF. Более 9-ти лет Антон помогает IT-компаниям решать сложные юридические вопросы и является профессионалом, который активно участвует в жизни IT-комьюнити в Украине.

Темой нашего интервью с Антоном стали юридические аспекты организации IT-бизнеса и стартапов. Мы попытались разобраться в том, какие юридические особенности нужно учитывать на старте компании, и на что следует обращать внимание в работе с иностранными клиентами.

Вы неоднократно принимали участие и выступали в качестве спикера на многих IT-мероприятиях. Расскажите, пожалуйста, как получилось так, что Вы связали свою работу именно с IT-сферой?

Не могу сказать, что начал заниматься IT преднамеренно. Я пришел в юридическую фирму ILF в 2007 году и первым проектом, работу над которым мне поручили, была подготовка договора на разработку программного обеспечения для международной телекоммуникационной корпорации с R&D офисом в Харькове. На тот момент я даже не мог подумать, что моя профессиональная карьера будет неразрывно связана с IT-бизнесом. Но жизнь распорядилась иначе.

На протяжении последующих лет количество ІТ-проектов в моем профессиональном портфеле значительно увеличилось. У меня была возможность поработать с украинскими и иностранными ІТ-компаниями, «аутсорсерами» и «продуктовиками». При этом, спектр вопросов, с которыми приходилось сталкиваться, также был достаточно разнообразным: начиная с полного «сетапа» бизнеса и, заканчивая созданием зарубежных компаний, а также сопровождением проверок лицензионности программного обеспечения правоохранительными органами и службой интеллектуальной собственности.

Работа над этими проектами позволила не только приобрести опыт решения различных юридических задач, но и понять бизнес моих клиентов, заглянуть на их кухню. И, чем больше я погружался в ІТ, тем интереснее мне становилось. Ведь действительно качественное решение для бизнеса, в т.ч. и юридическое, можно предложить только тогда, когда понимаешь, как этот бизнес устроен.

Интерес к ІТ также в немалой степени «подогревался» тем, что люди из этой индустрии были близки мне по ценностям: открытость в общении, готовность делиться опытом и знаниями, желание постоянно развиваться, кофе с печеньками в неограниченном количестве и другие плюшки для сотрудников (смеется). Благодаря этому со многими клиентами у меня сформировались доверительные дружеские отношения, которые длятся годами. Я часто бываю в их компаниях, участвую во внутренних мероприятиях, вижу как работают бизнес-процессы и учусь лучше понимать ІТ как бизнес и сообщество.

С 2010 года мой интерес к IT-индустрии стал более целенаправленным. Я аккумулировал свой опыт и в 2011 году начал продвигать и себя, и ILF как юридическую фирму со специальным фокусом на IT-индустрию. Первой попыткой такого продвижения стал совместный проект ILF и Европейской бизнес ассоциации «Клуб бизнеса и права». Первое заседание этого клуба прошло осенью 2011 года, и было посвящено интеллектуальной собственности, налогам и проверкам правоохранительных органов в ІТ. До сих пор помню, как наш адвокат по уголовным делам безуспешно пытался «сбежать» от заинтересованных слушателей, которые продолжали задавать вопросы и после завершения ивента.


Можно сказать, что с этого момента началась моя публичная карьера как ІТ-юриста из ILF.

Дальше пошли внешние мероприятия. Первым была конференция Павла Обода Outsource People Conference. Тогда она проходила в Харькове. Именно после ее посещения я для себя окончательно решил, что эти ребята мне нравятся, и я хочу работать с ними.

Сейчас в ILF есть команда юристов, которые системно занимаются правовой поддержкой IT-бизнеса. Мы сформировали отдельные юридические продукты для разных клиентов (стартапов, инвесторов, аутсорсеров и т.д.), участвуем во всех основных ІТ-ивентах года, поддерживаем отношения с ІТ-кластерами и комьюнити.

На этом фоне у меня появилась возможность заниматься не только юридической работой, но и помогать развивать бизнес клиентов. Как показал опыт, юридический и ІТ-бизнес, особенно аутсорсинг, имеют очень много общего с точки зрения бизнес-модели. Поэтому в последнее время некоторые клиенты приглашают меня не столько обсудить юридические вопросы, сколько поговорить о бизнесе, протестировать идеи, поучаствовать в сессии стратегического планирования.

Если говорить о стартапах, какие на Ваш взгляд особенности старта бизнеса присущи именно IT-сфере?

С одной стороны, все стартапы, независимо от индустрии, проходят одинаковые этапы развития. Но у IT и других интеллектуально емких проектов есть свои особенности.

IT-стартап от остальных отличает длительный этап поиска проблемы и ее решения.

Чтобы запустить стартап, например, в сфере HoReCa или любого другого «традиционного» бизнеса, не нужно тратить много времени на поиск неудовлетворенного спроса или построение нестандартной бизнес-модели.

Целевая аудитория и спрос понятны, а основная задача таких стартапов состоит в том, чтобы найти и правильно прокоммуницировать свое конкурентное преимущество, которое позволит привлечь необходимое количество клиентов и удерживать их.

IT-стартапы зачастую работают с потребностями, которых либо еще нет, либо они не лежат на поверхности. Это и обуславливает тот факт, что на их выявление и поиск решения уходит много сил и времени. Достаточно вспомнить нашумевшую сделку Looksery со Snapchat. О ней не говорили только ленивые, но никто не обсуждал, сколько лет команда Looksery работала над проектом до того, как он «выстрелил».

Есть очень интересная особенность. Она заключается в том, что самыми успешными становятся не команды, изначально нацеленные на создание продукта, который принесет прибыль с шестью нулями, а те, кто просто хотел решить реальную проблему самым простым и удобным способом. Именно такие стартапы создают новые рынки.

Многие IT-предприниматели работают с зарубежными клиентами и инвесторами. Как построить юридически правильное взаимодействие с клиентом из-за рубежа?

В большинстве случаев организация работы с иностранными клиентами зависит от истории и размера бизнеса. ІТ-компании, которые существуют на рынке более 4-5 лет, а также средние ІТ-компании, работают со своими иностранными клиентами через украинское юридическое лицо. Чаще всего такое юридическое лицо создано в форме общества с ограниченной ответственностью (ООО), что объясняется простотой его создания и содержания, а также стабильным законодательным регулированием.

Небольшие компании и «новички» ведут свой бизнес через физических лиц-предпринимателей (ФЛП). В то же время, я знаю команды, в которых работает по 20 и больше инженеров, и у них нет юридического лица, а работа с заказчиком ведется через ФЛП. Здесь многое зависит от самого клиента: воспринимает он такую форму сотрудничества или нет.

Оба варианта являются в равной степени как легальными, так и оптимальными по налогообложению. Однако не всегда эти варианты подходят для работы с крупными иностранными клиентами или, когда компания выходит на стадию активного роста и расширения клиентского портфеля.

После событий 2013 года нередкими стали случаи отказа иностранных клиентов от передачи проектов на обслуживание в Украину. В связи с этим, многие ІТ-компании начали активно использовать в структуре своего бизнеса зарубежные компании. Это позволяет формально заключить договор с клиентом не на украинскую (ООО или ФЛП), а на иностранную структуру, сняв, таким образом, опасения относительно безопасности команды, сроков и качества реализации проекта. Также, использование зарубежных компаний является для украинского ІТ-бизнеса, действенным способом защитить свою прибыль от действующей в Украине обязательной продажи валютной выручки (65% от поступлений).

В этом плане наиболее популярными странами для создания компаний являются США, в частности штаты Делавэр и Невада, Великобритания, Гонконг и другие.

ІТ-компании, которые находятся в стадии активного роста, ориентируются при создании зарубежной компании на страны, где видят для себя наиболее перспективных клиентов.

Иными словами, юридическая структура ІТ-бизнеса – живая, и меняется она по мере того, как растет и развивается компания и команда. Но это не надо воспринимать как: «Утром – стулья. Вечером – деньги» – сначала бизнес, а потом все формальности.

До сих пор многие ребята, особенно фрилансеры, работают без какого-либо оформления и получают денежные средства на личные карточные счета через Payoneer или с использованием других систем электронных денег, которые не легализованы в Украине.

В большинстве случаев так действительно работать можно, но стоимость заработка в такой ситуации значительно увеличивается. Здесь я имею ввиду разницу в налоговых последствиях такой работы с иностранным заказчиком.

Например, ООО и ФЛП могут использовать «золотой стандарт» IT-индустрии – единый налог, и абсолютно законно платить меньше налогов. А если сотрудничать с заказчиком, не создавая ООО или без регистрации ФЛП, то разработчик будет обязан по итогам отчетного года подать свою декларацию в органы ГФС и заплатить подоходный налог по ставке 18% от всех денег, полученных от такого заказчика. ООО или ФЛП, в такой ситуации, отделались бы налогом максимум в 5% от дохода.

Пока что государство не особо отслеживает такие доходы граждан, но никто не дает гарантии, что в следующем году это не изменится и……?

Достаточно часто в оправдание такого положения вещей представители ІТ-индустрии, особенно небольшие компании, пеняют на несовершенство украинского законодательства, регулирующего ведение бизнеса в Украине и работу с иностранными клиентами, и предъявляющее чрезмерные требования к оформлению документов. Отчасти они правы. Уверен, каждый СЕО сталкивался с ситуацией, когда западному клиенту было необходимо объяснять, почему должен быть именно «бумажный» договор, да еще и с мокрой печатью. А истории объяснения, что такое акт выполненных работ и зачем он нужен, по-моему, в каждой компании входят в фонд корпоративных анекдотов. Когда сам столкнулся с этим впервые, то «убил» два часа на объяснения, но так и не смог донести клиенту, в чем суть этого «экзотического» документа.

Упростить эту бумажную бюрократию – это то, о чем уже давно просили компании и фрилансеры, которые работают с международными биржами заказов, такими как UpWork, и не могут нормально получать заработанные деньги в Украине. Обслуживающий банк просит предоставить копию договора с подписями и печатями, акты выполненных работ и т.д. для подтверждения основания получения этих средств. Понятное дело, что такие платформы ни с кем никаких контрактов в бумажном виде не подписывают, тем более с мокрыми печатями.

Но время не стоит на месте. 30 ноября Президент Украины подписал законопроект №4496 («О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно устранения административных барьеров для экспорта услуг)»), который призван отменить и необходимость исключительно письменных договоров с иностранными клиентами, и необходимость оформления актов выполненных работ. Ждем официальный текст и будем смотреть, произошло ли ожидаемое.

Как организовать работу на ранних этапах создания бизнеса в IT, если у предпринимателя есть желание продолжать привлекать инвесторов или намерения продать компанию?

В контексте этого вопроса нужно отдельно рассматривать продуктово-сервисные и чисто аутсорсинговые проекты.

Продуктовые и сервисные стартапы достаточно длительный период могут «жить» без какой-либо юридической формы, потому что они находятся в поиске того решения, которое они впоследствии будут предлагать целевой аудитории.

И во время выступлений на различных площадках я неоднократно говорил о том, что до момента появления первого реального инвестора или заказчика углубляться в юридические вопросы, наверное, не стоит. Арсенал решений, которые могут предложить юристы для оформления отношений проектной команды, достаточно велик, равно как и стоимость юридических услуг. Однако пока проект не получил стабильного источника финансирования в виде клиентов или инвестора, нести расходы на юристов нужно только в необходимом минимуме – на то, что инвестор будет покупать.

Инвесторы в ІТ-стартапы вкладывают деньги в две основные вещи: сам продукт или сервис, который придумала команда разработчиков, и, в зависимости от его технологической сложности, саму команду. Платить за что-либо еще инвестор, как правило, не готов.

В большинстве случаев юридическую модель проекта инвестор определяет самостоятельно. Как говорится, демократия в действии: решение принимается большинством (инвестором) с учетом мнения меньшинства (проектная команда). Как правило, проект оформляется в виде американской корпорации или аналогичной компании в респектабельном европейском государстве. Например, в Великобритании.

Выбор инвестором страны для создания компании под стартап, в который он будет вкладывать ресурсы, зависит от двух основных критериев. Во-первых, это расположение целевого рынка, на котором проектная компания будет генерировать прибыль от продажи продукта или сервиса. Во-вторых, это локация самого инвестора и, что тоже не редкость, его юридического советника. Инвестор хочет понимать, что его вложения будут защищены, поэтому выбирает то государство, в механизмах которого он уверен. Украина в этом плане, к сожалению, пока не входит в TOP-list у инвесторов.

Кроме того, при оформлении инвестиций в стартапы в Украине у инвестора нет возможности воспользоваться многими инструментами, которые широко распространены на Западе.

Простой пример. Есть достаточно стандартизированный документ под названием TermSheet. Он представляет собой соглашение на одну-две страницы между инвестором и командой о базовых условиях сотрудничества: где и в какой форме будет создана проектная компания, какие доли в компании получит каждая из сторон договора, будет ли предусмотрен вестинг акций, что каждая сторона и в какие сроки передает проектной компании и т.д.. Именно с TermSheet формально стартует сделка между инвестором и стартапом.

В Украине такой документ тоже можно оформлять и он даже будет считаться юридически действительным в силу презумпции действительности любой сделки – сделка считается действительной, если обратное не установлено законом или решением суда. Но в случае нарушения условий TermSheet шансы для потерпевшей стороны получить что-либо в нашем суде практически равны нулю.

Еще одним немаловажным и распространенным инструментом регулирования отношений между инвестором и командой является акционерное соглашение (shareholders agreement), которым устанавливаются особенности участия акционеров в управлении проектной компанией.

Сейчас ведется довольно активная работа по принятию закона об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью. Этим законом предполагается легализовать в Украине заключение корпоративных договоров, которые будут неким аналогом акционерных соглашений. Однако, когда этот закон будет принят, и в какой редакции, пока сложно прогнозировать.

Также на Западе часто применяются, так называемые ESOP-соглашения (employee share option plan) – способ мотивации сотрудников компании, в т.ч. членов команды стартапа, максимально долго оставаться в компании через предоставление права на покупку акций компании на льготных условиях. У нас этот институт в законодательстве также пока не развит.

Таким образом, Украина в глазах иностранного инвестора очень часто выглядит как Дикий Запад – есть много «золотых» проектов, можно, по сути, подписывать любые документы, но никто не даст гарантию, что инвестор сможет защитить свои права в суде по таким документам.

Если говорить о покупке действующей компаний, то этот процесс также предполагает несколько стадий. В том числе может предусматривать подписание TermSheet и других документов, описывающих порядок взаимодействия в ходе сделки.

При этом, инвестор перед покупкой, как правило, обращается за помощью к услугам внешних советников, чтобы оценить финансовое, юридическое, технологическое состояние компании. Так называемый duediligence. По результатам этого анализа дается оценка компании, а также выявляются ее слабые места и степень их критичности.

Этот этап важен, поскольку инвестор хочет понимать, что покупает, и сколько готов за это заплатить. Наличие юридических, налоговых или других «дефектов» в компании будет поводом для торга между инвестором и продавцом для снижения цены сделки. Иногда такая скидка может доходить до 30–40%, а то и больше.

Традиционно рисковыми зонами украинских ІТ-компаний при оценке рисков являются вопросы интеллектуальной собственности, защиты конфиденциальной информации и коммерческой тайны, вопросы юридической стабильности команды (насколько команда юридически привязана к компании).

Несколько раз на практике я сталкивался с компаниями- миражами, когда фактически есть и команда, и офис, и оборудование, и даже собственный продукт, а юридически компания не существует, поскольку не оформлено ни единого документа. Это, с одной стороны, существенно снижает привлекательность такой компании для покупки инвестором, а также ее стоимость, а, с другой, требует дополнительных расходов средств и времени на структурирование компании под сделку. По факту, юристам приходится воссоздавать в документах компанию и ее активы, чтобы инвестору было что покупать.

Учитывая это, ІТ-компаниям, которые планируют привлечь инвестора, необходимо заблаговременно побеспокоиться о правильном оформлении своей юридической структуры. И, в такой ситуации, экономить на юристах не стоит, так как эта экономия может вылиться в последующую недооценку компании инвестором.

Что нужно знать начинающим IT-предпринимателям о защите интеллектуальной собственности?

В первую очередь, то, что в Украине интеллектуальная собственность есть :), и для ее оформления и передачи существуют специальные правила. Для возникновения авторских прав достаточно самого факта создания произведения (написания кода, прорисовки логотипа и т.д.), – проводить какие-либо обязательные регистрации нет необходимости. Хотя, если автор хочет, он может обратиться в уполномоченный государственный орган и получить свидетельство об авторском праве на произведение.

Зачастую, проблемой является определение того, кому принадлежит интеллектуальная собственность, и в большинстве случаев оказывается, что лицо, считающее себя владельцем интеллектуальной собственности, таковым юридически не является.

Простой пример. Команда придумала продукт, его функционал, создала программный код продукта, а чтобы все выглядело “user friendly”, заказала графический дизайн у стороннего подрядчика. Как правило, таким подрядчиком выступают друзья или какие-нибудь знакомые. Это удобно, поскольку часто позволяет получить желаемый дизайн по очень сходной цене, а может и вообще бесплатно. Какие-либо документы, само собой, при этом не оформляются. К чему все эти сложности и бюрократия? Но что происходит юридически: складывается ситуация, когда проектная команда незаконно использует интеллектуальную собственность в виде визуализации интерфейса, логотипа и т.д., которые принадлежат другому человеку. И это так, даже если за эти элементы дизайна были заплачены кровно заработанные деньги. Дело в том, что законодательство Украины четко требует в такой ситуации заключения письменного договора с четким перечнем прав интеллектуальной собственности, которые приобретаются.

В продолжение. Начинающие ІТ-предприниматели могут попасть в неловкое положение перед клиентом из-за «любви» к templates договоров от Google или использования договоров, которые дают сами клиенты. Дело в том, что в Украине не действует распространенная в США и ЕС концепция распределения прав интеллектуальной собственности “work for hire” – права интеллектуальной собственности на объекты, созданные сотрудником или подрядчиком, изначально принадлежат компании-работодателю/заказчику.

Согласно законодательству Украины такого быть не может. Это связано с тем, что Законом Украины «Об авторском праве и смежных правах» четко предусмотрено, что авторские права принадлежат автору (тому же сотруднику или ФЛП-подрядчику), его наследникам и лицам, которым имущественные авторские права были переданы автором. Из этого следует, что а) авторские права изначально могут возникнуть только у автора, и б) если компания хочет получить эти авторские права, чтобы в последующем передать клиенту, то автор должен их передать компании.

Соответственно, когда ІТ-компания подписывает с клиентом договор, в котором предусмотрено, что все права на софт, созданный компанией, принадлежат клиенту, тем самым ІТ-компания вводит клиента, мягко говоря, в заблуждение.

Алгоритм действий должен быть следующим: создается код, сотрудник или подрядчик-ФЛП передает имущественные авторские права на код компании и уже после этого компания может честно передать их своему клиенту. На практике все эти факты передачи могут фиксироваться актами приема-передачи имущественных прав интеллектуальной собственности, в которых четко фиксируется, какие имущественные авторские права и на какой софт (или другой объект) передаются.

Нередко на ранних этапах «молодые» компании пользуются услугами фриланс-специалистов, что может быть связано с рисками утечки конфиденциальной информации. Многие компании используют соглашения о неразглашении конфиденциальной информации (NDA). Работают ли такие соглашения в нашей стране, и как их правильно оформлять?

Мы живем в двух параллельных Вселенных. С одной стороны, соглашения о неразглашении конфиденциальной информации являются легальными в Украине, а с другой – им всем свойственен один очень существенный недостаток.

В случае нарушения таких соглашений в суде очень сложно доказать, что сотрудник или ФЛП-подрядчик получал доступ к какой-либо конфиденциальной информации, что именно он ее разгласил и, что компании был причинен вред таким разглашением. Один из немногих случаев, когда NDA действительно работает, когда конфиденциальная информация касается каких-либо уникальных патентованных технологий. В такой ситуации судебная перспектива выглядит более обнадеживающей для компании.

В то же время, NDA в ІТ-бизнесе уже достаточно давно воспринимается не столько как юридический инструмент, а как элемент делового этикета, который регулирует некоторые правила коммуникации на разных этапах сотрудничества.

ІТ-компании заключают NDA с клиентами на предпроектной стадии, на период реализации проекта, а также со своими сотрудниками и подрядчиками.

NDA – довольно несложный документ и, воспользовавшись Google, можно найти массу образцов для его составления. Если Вы понимаете какая информация для Вас или клиента является конфиденциальной, понимаете каким должен быть порядок обмена ею, значит Вы в состоянии сами написать этот документ.

Исходя из Вашей юридической практики, с какими проблемами IT-предприниматели обращаются к юристам чаще всего?

Я бы не сказал, что у компаний есть проблемы, с которыми они системно обращаются к юристам. В основном, сейчас их волнуют вопросы проверок правоохранительных органов, но стоит отметить, что они не происходят часто или массово. Такие события в других индустриях происходят гораздо чаще.

Просто само IT-комьюнити более активно и готово делиться своими проблемами с внешними пользователями, использовать для защиты возможности «четвертой ветви власти».

То, с чем зачастую обращаются IT-компании, это проекты развития. Юристы обычно предлагают два продукта – таблетку и страховку. Как правило, IT-компании приходят за страховкой, то есть за тем, что помогает им построить свой бизнес правильно, чтобы не было проблем в будущем. К таким страховкам относится создание структуры бизнеса, в т.ч. зарубежных компаний в США или ЕС, разработка внутренней политики, правил пользования сервисами/продуктами, сопровождение переговоров по заключению контрактов со «сложными» клиентами.

В последнем случае речь идет о контрактах по крупным проектам или с крупными клиентами, на стороне которых есть американский или европейский юрист, который не понимает локальных особенностей и, которого, в свою очередь, не понимают локальные компании. В таких случаях к нам обращаются за помощью в переговорах: объяснить, как работает украинское законодательство и отстоять интересы компании, чтобы договор, как минимум, обеспечивал баланс интересов обеих сторон, а не только клиента.

Нанимать юриста или нет – это право компании, стартап-проекта или отдельного ІТ-предпринимателя. Просто надо помнить, что в юриспруденции, как и в медицине, профилактика заболеваний всегда эффективней, чем их лечение. Причем, как с точки зрения стоимости, так и с точки зрения сохранения работоспособности бизнеса.

Мы очень благодарны Антону за консультацию и за его помощь в раскрытии такой интересной темы. Надеемся, что это интервью будет полезно не только молодым IT-предпринимателям, но и опытным компаниям, и поможет обезопасить себя и организовать работу более эффективно.

#стартап #outsourcepeople #startup #интервью #interview #outsourcing #менеджмент #management #ITвУкраине #трендывIT

ITCP, IT Career Professionals 2019

  • Facebook Long Shadow
  • LinkedIn Long Shadow
  • Instagram Social Icon
  • Telegram ITCP